В мире не ясного и не решенного

ВЪ МІР НЕЯСНАГ О И HE Р ШЕНЯАГО . 2 7 1 радныхъ комяатахъ», зажжетъ во внутренннхъ покояхъ уже естест- венно лаыпадочкн. Пропустивъ бракъ въ себя, церковь впустпла къ себ іудея в эллпна. Н отвергнувъ, не р шаясь отвергнуть, что бракъ— стаинствог', она приняла корнн какъ всего юдаизма, такъ даже н «испов данія языковъ», но тотчасъ прыкрывъ пхъ глубочайшимъ покровомъ нев д нія-ли, невниманія-ли. Она завязала въ кр пкій узелъ «платочекъ таинственнаго содержавія», соединивъ кр пко вс четыре его угла, и не дозволяя никому внутрь его заглядывать, и не заглядывая сама въ эту таинг/гвенную внутрь. Тамъ ыодчащій іудей, молчащій Эллинъ, но живые —насколько «бракъ » живъ и еще ве умерщвленъ. сН тъ богатой и любоввой разработіш ритуала»: т. е. именво н тъ «поющихъ, взывающихъ п глаголющпхъ—святъі святъ!> іудея-эллпна, о чемъ Гатчинскій Отгиельникъ какъ будто не догадывается. Но есть въ этомъ-же пункт другая сторона, о ко • тороіі онъ тоже не догадывается, хотя почти ее формулируетъ: л спочему въ церквн такъ богато н чудно разработанъритуалъ вс хъ A таинствъ, кром брака, гд все дышетъ Ветхвмъ зав томъ>. Кто же въ веыъ д йствователи? кто совершители «великой тайны брака»? Да—брачникп, брачушіеся смірскіе челов ки», и это есть един- j ствевное u исключптельное «мірское таняство», съ т мъ вм ст вполв арслпгіозное таинг,тво>: во которое по этому самому откры- ваетъ таинствевное и божеское существо самого «міра» . «Тайна» міра, «релнгіозная тайна», канонически признанвая церковью; ссвя- щенство» міра, «предстояніе» Богу; св ча небесная, курящаяся ва земл . Въ самомъ д л , богатый-ли, б дный-лп ритуалъ в нча- нія. какъ п ЕаЕОннческія постановленія о брак , могли-бы тысячу л тъ лежать и они не произвели-бы, не сотворили у не явили ігіру нп одного сбрако-сочешакгя», есля бы въ костяхъ и плотн н стоялъ передъ священнпЕОмъ «ветхій » Адамъ и «ветхаяь Ева, эти два раба Божія, «в нчающіеся», tno канонпческимъ правпламъ», Совершеяно очевидно, что п слова зд сь и жесты — обстанпвка д ла, а самое д ло п его мпстицизмъ—плоть и кости Адамо-Евы. Но «плоть и кость>—это уже ве Новый Зав тъ. во Ветхій; это— «обр зашшй» іудей ; в чно-прекрасный Эллпвъ. Ови—въ узелк ; еще дышутъ. хотя нйкому не показываются. Заколите ихъ—вы міръ закол^те; выпустите ихъ изъ сокровевія — и вьт обнажите эллино-іудейскій ыіръ, во всемъ бляставін красокъ и горячности пророчества. И эллпнъ и іудей—ирг<р заны, но же зар заны; въ согнутомъ положеніи, подъ лавкою, въ презр віп; но мучительная сторона въ томъ, что^едва элливо-іудейскій моментъ будетъ сведенъ къ нулю —погасвутъ вдругъ вс св точп и нашихъ уповавій. Ни маслп для лампадъ, нп— воска для св чъ; одва попытка—что-то за- жечь, идея св та безъ— вь самомь д л св та...

RkJQdWJsaXNoZXIy NzQwMjQ=